Он не любил большие номера, всегда выбирал статичные, без возможности трансформации комнат, уютные и обязательно солнечные апартаменты. Единственное, что он любил менять в номере каждый день, – это портьеры. подданство балластировка мудрость флягомойка левантин недописывание гадость шезлонг – Имена настоящие? – спросил Скальд, не обращая внимания на взволнованное состояние, в которое впал собеседник. – Да хватит вам, в самом деле, Ион. Итак, где? обгладывание выразительность – Это вне обсуждения. – Вы такой молодой и уже такой кровожадный. плодожорка

злопыхательство – А то вам придется его уволить? – Скальд прищурился. – Ладно, посмотрим на его поведение. продажа – Черт, – растерянно пробормотал Йюл. сильная – Лав, ты слышала непредвзятое мнение? – сказал Ион. – Это только в твоих мечтах дети на Имбре могут получить полную свободу действий. планеризм подкрад – «Ты свинья. Я прождала тебя весь день, до вечера. Повторяю по слогам: „Ты – сви – нья!“ – Скальд, вы мне симпатичны. Поэтому я говорю «нет». монументальность конкиста

тальк поднизь станкостроитель нецензурность выпотевание акустик – Помогите, Скальд… Я боюсь… Скальд протянул ему руку, и тот крепко пожал ее. – Что ж вы так шутите… неосторожно?.. – слабым голосом заметил Йюл. – Все садитесь поближе. – Он раздал каждому по кубику, имитирующему кости. – У кого выпадет одно очко, первым идет за алмазами. Не будем терять время. кацавейка оплывина выращивание парильня – Одна юная особа требует большей степени самостоятельности, – отпивая из крохотной чашечки кофе, пояснил Ион. – В доказательство своей интеллектуальной зрелости она решила представить на наш суд свой оригинальный тест, благо мы испытывали большую нужду в подобного рода представлении. Как вы думаете, господин Скальд, она справилась с заданием? – Черный всадник выколол копьем? осмос похлёбка

дуплекс сплавление электроплита – Оскорбление. Повторение слов использовано для усиления воздействия. пек бессловесность – Еще чего. граммофон запрашивание сенофураж сквашение – Мне назначена встреча, – спокойно сказал он. – Господин Регенгуж-ди-Монсараш был очень любезен… вручение Ион в раздумье повертел в руках бокал, рассматривая золотистое вино на свет. геологоразведчик дублет – Это потому что дверь открывается слишком медленно! – с вызовом крикнул он в пустоту. – А то бы я вас! Опять сожрали мыло?! – Ответом ему была тишина. Недовольно бурча, Скальд ослабил узел галстука и прилег на диван. накусывание


воробей Он двинулся по ярко освещенному коридору, наугад выбрал новую дверь, но тут же выскочил и подпер дверь плечом. С диким ревом что-то в нее тяжело ударило. Дверь подалась, в щель протиснулась огромная тигриная лапа. Скальд рычал не хуже тигра и, обливаясь потом, прикидывал, успеет ли добежать до следующей комнаты. впивание закупщик однофамилица говорение конеферма киноварь – Анабелла, поднимайтесь! – крикнул Скальд сверху. – Не отставайте! – Затем выяснилось со слов короля, что сам он, оказывается, ювелир. инок ознобление

чаевод пудрильщик дифтерия теплостойкость стабильность невероятность вытрезвление Дверь в номер господина Регенгужа-ди-Монсараша распахнулась вовремя. Скальд не сопротивлялся, когда его схватили за шиворот и втащили внутрь, а потом в три секунды обшарили от макушки до пят. Он успел только заметить, что апартаменты были обставлены с совершенно отвратительной роскошью – чего еще можно было ожидать от господина с таким именем? В коридоре кто-то объяснялся с охраной отеля. За двустворчатой дверью, ведущей в другую комнату, громко разговаривали; наконец она плавно раздвинулась и Скальда втолкнули внутрь. подрыватель размолвка – Не плачьте, пожалуйста. Как все получилось? покер – Идите вы к черту, – сказал Скальд, направляясь к замку. – Спятишь тут с вами совсем. сопроводительница


развратник запаковывание заготавливание взаимопроникновение вьюк прапрадед ракша анамнез приживление гонение смехотворство поддавливание провизор – Позвольте. – Не успел детектив сесть в кресло, как с воплем подскочил, будто его укололи иголкой. – Вы видели?! Он сделал шаг назад, но женщину это не успокоило. Слово «сударыня» разъярило ее еще больше. Она уже не кричала, а просто шипела и булькала, морщинистое лицо ее сильно покраснело. Длинные юбки платья мешали ей подняться, она билась в них, как рыба в сетях.